Бөтә яңылыҡтар
Актуаль мәсьәлә
5 Август , 11:37

Кровных шестеро, приемных 33

Рассказываем, как живет самая большая семья в Башкирии

Кровных шестеро, приемных 33
Кровных шестеро, приемных 33

Гольсирин Дербеневой 59 лет, а ее мужу Аису Маликову 56. Вместе они 15 лет. Их супружеская жизнь началась уже в зрелом возрасте. У каждого от первых браков было по трое детей, но они были уже взрослые и жили отдельно. И тогда муж с женой решили взять в дом малышей из приютов. По их словам, сначала хотели четверых, а в итоге получилось 33! Сейчас это самая большая семья в республике. Как родители справляются с воспитанием и почему в селе, где они живут, стали появляться другие приемные семьи, рассказывает UFA.AIF.RU.

«Воспитывать надо с юмором»

Автобус на 19 мест тормозит у большого кирпичного дома в селе Новокабаново. Места в нем заполнены, но там еще не все. Семья приехала домой из деревни Саузбаш, где летняя дача и большое приусадебное хозяйство. Пассажиры – дети от мала до велика, водитель – отец. Те, которые не поместились в автобусе, добрались на машине матери.

С подножки автобуса одним из первых быстро спускается 19-летний Рустам. Лицо совсем взрослое, над верхней губой проступает щетина, а ноги будто детские и все время согнуты. Из-за тяжелой формы ДЦП парень передвигается только на руках.

«Рустам, да я смотрю ты меня уже обгоняешь!» – громко смеется отец.

Сын в ответ улыбается и начинает двигаться вперед еще быстрее и увереннее, забирается на крыльцо дома и исчезает за дверью. Видно, что именно такая шуточная манера общения придает ему уверенности в себе.

«Когда мы его взяли, он даже обслуживать себя не умел, – позже вспоминает Аис. – А сейчас он даже полы подметает, пол моет. Самое главное – обращаться с ним, как со всеми. Ни в коем случае не жалеть. А если что-то не получается, то просто все к шутке свести. Только так это и работает».

Принять любого ребенка таким, как он есть, - один из главных принципов воспитания родителей. Дети тут с разными физическими и умственными данными. Есть спортсмены, отличники, а есть «особенные», у которых другие возможности и другой путь.

«Один из сыновей, мы понимаем, не сможет ни учиться, ни каких-то вершин взять, – приводит пример Гольсирин. – Поэтому он все время с папой, на пилораме, там он его приучает к ручному труду».

 
19-летний Рустам за годы жизни в семье научился делать все, хотя не может ходить. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Другие отказывались, а они брали

Первых детей пара решила взять, чтобы заполнить образовавшуюся в душе пустоту: были хорошие отношения, но будто чего-то не хватало. Из соцприюта они привезли двух сестренок, Ильмиру и Гульшат, 7 и 9 лет. Еще к ним новоиспеченные родители привыкнуть не успели, как один за другим стали появляться родственники девочек – скандалили, чего-то требовали, приводили полицию, прокуратуру.

«Тогда я пожалел, что мы их взяли, – признается Аис. – Были мысли, что дети все равно чужие, мы не сможем им заменить отца и мать. Но я видел, что девочки к этим своим родным даже не выходили, хотели с нами быть. А потом уже к каждому ребенку сердцем прикипаешь. Ведь так с котенком даже – возьмешь, уже не можешь отдать. А тут ребенок».

Через некоторое время позвонили из опеки и предложили взять еще детей – двух мальчиков. На глазах у малышей убили маму, и они сидели рядом с телом в луже крови. Гольсирин вспоминает, как невыносимо жаль стало мальчиков, решили принять и их. Изначально планировали взять четверых, и получается, что план свой уже тогда исполнили. Однако через некоторое время из опеки позвонили опять – предложили двух девочек, у которых родители погибли в ДТП. Потом снова – попросили взять троих детей сразу, потому что всех вместе никто не хотел. Позже еще двоих, от которых уже отказалась другая семья из-за психических отклонений. Супруги  соглашались, а их опять просили – отец и мать нужны были многим малышам в разных точках республики. Снова предлагали по несколько детей сразу, чтобы не разделять кровных братьев и сестер.

 
Мужская половина Маликовых-Дербеневых больше. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

«Мы никого специально не искали, не выбирали, за исключением первых, – рассказывает женщина. – Нам просто постоянно предлагали, и отказать не получалось. Мы же, как и все, проходили школу приемных родителей, работали с психологами. Потом уже мне сказали, что они определили у меня очень сильный материнский инстинкт».

Родители вспоминают, как непросто порой дети из приютов адаптировались к жизни в семье. Уже потом многие малыши делились, как прятались от родных, копались в помойках, наблюдали попойки и разврат. У большинства из них живы кровные мамы и папы, но на момент попадания в семью Маликовых уже были разрушены социальные связи, родным они не верили.

«Со старшими мальчиками, например, было так: мы уходили из дома по делам, а они убегали, думали, что их бросили. Просто они так привыкли – раз мама ушла, то все. Видимо, их постоянно где-то забывали, – вспоминает Гольсирин. – Поэтому я когда уходила, привозила в интернат, звонила и говорила, что мы никуда не пропали, их не бросили, скоро вернемся. Какое-то время нужно было, чтобы они нам начали доверять».

 

«Зато как они потом нас ждали! – подхватывает Аис. – Воспитателю говорили: мама сказала, что придет, значит, придет!»

Со всеми трудностями, по словам супругов, им помогали справиться гармоничные отношения в семье. Родители вспоминают, например, как материла всех в доме одна из дочек, когда только к ним пришла. Сейчас она одна из самых покладистых в доме, ухаживает за младшими, помогает во всем. И так со всеми: дети попадают в здоровую атмосферу и на глазах меняются, буквально через месяц-полтора, рассказывает папа.

«Любить, но не испортить гиперопекой»

Всего в доме с родителями сейчас живут 30 детей в возрасте от 4 лет до 21 года. Из них 18 сыновей и 12 дочерей. Пятеро – с инвалидностью, из них четверо – с нарушениями психического развития. Старшие Гульшат, Ильмира и Сабина уже выросли, живут отдельно, но постоянно звонят и приезжают в гости. С родителями пока остается и 20-летняя Елизавета, но скоро начинает самостоятельную жизнь: окончила педколледж и начинает работать учителем начальных классов в Нефтекамске. В каникулы, летнее время, дома все вместе. В будни учебного года с мамой и папой остаются самые младшие: школьники учатся в местной школе-интернате, а домой приезжают на выходные.

Площадь дома в Новокабаново составляет более 300 кв метров. На первом этаже – большая гостиная, кухня, спальня родителей. Наверху – детские, в каждой по несколько диванов, спят по двое на одном. В цоколе организовали спортзал. Во дворе – большая детская площадка, которую, как и автобус, подарили благотворители. И в самом доме, и на участке идеальная чистота и порядок. По словам родителей, так здесь всегда, а не только в день нашего визита. Причем, в последние годы они вообще не прилагают для этого никаких усилий.

«Есть график дежурств по дому, и в последние годы дети его сами составляют. У нас большое хозяйство, огород, но поскольку нас много, мы дружно выходим, быстро все делаем. Старшие девочки теперь еще и готовят, ухаживают за малышами, – рассказывает Гольсирин. – Когда приходит новый ребенок, его сразу организуют старшие. Все как-то само собой получается. Их вообще слышно, только когда кушают на кухне – ложками стучат. В плане хозяйства мы сейчас вообще больше наблюдатели».

Взаимоподдержка – негласное правило, которое, по словам родителей, работает и в общении.

«Обычно бывает так: один подходит, что-то о себе рассказать, тут же другой, третий – уже группа вокруг меня, – рассказывает мама. – И так все вместе и обсуждаем разные ситуации, делимся чем-то. Порой приходится слышать, что на одного-двух мамам времени не хватает. Но мне кажется, это от того, что в таких семьях дети очень избалованные. И неизвестно, как еще на личности ребенка отразится гиперопека. А когда семья многодетная, это, прежде всего, для детей лучше».

«Я вижу, что у детей с родителями в этой семье постоянный эмоциональный контакт, и, если честно, поражаюсь, как им это удается. Там и дети друг друга поддерживают, и родители детей. – рассказывает директор школы-интерната села Новокабаново Гузалия Башарова. – Когда мама заходит по делам к нам, они тут же бегут обниматься: «Мама, мама приехала!». Все дети хорошо учатся, участвуют в олимпиадах, есть спортсмены, в том числе те, которые выезжают на соревнования российского уровня. Это все результат того, что они живут в счастливой семье».

 

Ради пособий? Возьмите хотя бы одного!

Содержать такую огромную семью, конечно, стоит больших денег. Минимальный семейный бюджет, только на питание и бытовые мелочи, составляет около 200 тыс. рублей. Эта сумма складывается из пособий, которые выплачивает государство, родители также получают вознаграждения. Некоторым детям положены пенсии по потере кормильца и инвалидности – эти средства идут на спецсчет, и в будущем их можно будет направить на то, что нужно. Большинство детей оформлены как приемные, потому что в этом случае в будущем они имеют право на получение жилья от государства.

 

ЦИФРЫ
По данным минсоцзащиты Башкирии, опекуны на содержание ребенка до 3 лет получают 7143 руб. в месяц, старше 3 лет – 6868 руб. На инвалида или ребенка с ОВЗ – 8571 руб. до трех лет, старше – 8242 руб. Размер вознаграждения приемным родителям и патронатным воспитателям – 10138 руб. в месяц до трех лет, старше – 8451 руб., за инвалида – 12167 руб. до трех лет и 10142 руб. за более взрослых. При передаче в семью один из родителей может получить единовременное пособие – 21719 руб. за здорового ребенка. В случае усыновления ребенка-инвалида положено 165,9 тыс. руб. разово. Кроме того, в Башкирии за усыновление ребенка положена выплата в размере материнского капитала: 524,5 тыс. руб. на первого ребенка, 693,1 тыс. руб. - на второго , если пособие не было получено на первого, 168,6 тыс. руб. на второго, если пособие было получено на первого.

 

Только госденег на содержание такой огромной семьи все равно не хватает, рассказывают супруги. Помогает собственный доход. Гольсирин изначально по профессии швея-мотористка, но уже много лет владеет сетью продуктовых магазинов. Работает, по ее словам, она удаленно, например, сводит бухгалтерию. В деле помогает старший сын. Аис когда-то был трактористом, но сейчас занят больше домом, и вместе с сыновьями трудится на пилораме. На огромном подсобном хозяйстве работы всегда много – два огорода на 30 соток земли, лошади, коровы, куры, утки.

«Нам помогает то, что мы сами себе хозяева, – поясняет Аис. – С работой с 9 до 6 с таким количеством детей, конечно, не справишься. А так у нас получается уделять им больше времени».

«Ограничения по бюджету, конечно, есть, – добавляет Гольсирин. – Например, конечно, нереально всем вместе поехать на море, в заграничную поездку или даже просто на турбазу. Отдыхать ездим "дикарями", с палатками. Дни рождения обычно объединяем по несколько. И без кафе и аниматоров, как это сейчас у многих принято. Зато мы все вместе – дома, весело, с шашлыками. То, что дети просят, конечно, пытаемся покупать, но надо понимать, что не все можем».

 

В представлении многих окружающих все иначе: полно таких, кто уверен, что «детский сад» вокруг себя пара собрала, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь. «Берут детей ради пособий», - это мнение мужу с женой приходится слышать постоянно. Гольсирин признается, что в последнее время стала отказываться от общения с журналистами, потому что под каждой публикацией появляется море негативных комментариев. Вторая популярная версия – «это и не семья уже, а детдом», якобы любить такое огромное количество детей невозможно.

«Какой еще детдом! – с обидой вспыхивает Аис и еще крепче прижимает к себе восьмилетнего Камиля, третий раз за полчаса спустившегося к отцу со второго этажа, чтобы обняться. – Да каждый ребенок у меня вот – в сердце! Пусть попробуют хотя бы одного взять ради этого пособия!»

 

«Поверьте, в детдоме все совсем иначе, – говорит 20-летняя дочь Лиза, и слезы проступают у нее на глазах. – От воспитателей нет совершенно никакой любви, там отношения деловые. А здесь у нас именно семья».

«Кровных родителей я ни знать, ни видеть не хочу, – делится 16-летняя Саша. – Мои мама и папа здесь, и я их очень люблю, потому что они любят меня и во всем мне помогают».

Семья Маликовых-Дербеневых уже много раз получала различные награды. Они были победителями в конкурсах «Лучшая патронатная семья», «Многодетная семья», а благодарственных писем и грамот и вовсе не счесть. Аис сейчас номинирован в конкурсе «Отцовская доблесть», организованного Общественной палатой республики. Но самое интересное, что их опыт оценили не только чиновники. В последние годы в Новокабаново стали появляться семьи с приемными детьми – положительный пример оказался заразителен. Одну из них, кстати, создала дочь Гольсирин, 37-летняя Светлана.

 

«Наверное, я привыкла, что дома много детей, поэтому и у самой сейчас 17, – смеется она. – Но больше вряд ли потяну, если честно – нагрузка это невероятная».

«Они меня вдохновили, – признается соседка семьи в деревне Саузбаш Роза Гиниятова. – Очень добрые, терпеливые, дети у них разные, как они со всеми справляются – слов нет! У меня выросли двое кровных, но приемных я брать никак не решалась, тем более по 3-4 сразу. Сейчас у меня 17 детей, и я счастлива. И есть другие семьи в селе, которые по их примеру начали брать. А всем, кто говорит, что это тот же детдом… Мы ведь все брали тех, которым не могли подобрать родителей, от которых отказывались. Если это неправильно, идите и возьмите сами, тогда и таких огромных семей будет меньше!»

 
ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ
 
Автор:уфааиф
Читайте нас в